Первые применения йода

йод и щитовидная железаУже в первые годы после открытия Б. Куртуа йода (1816, 1819) в лондонской больнице Св. Фомы, где когда-то получила свое имя щитовидная железа, он впервые был применен для лечения зоба Уильямом Праутом (1785–1850) и Джоном Эллиотсоном (1791–1868).

О Праут, стоит рассказать подробнее. Эта фигура чем-то напоминает его современника К.Х. Парри. Праут был философ, теолог, врач, натуралист и гениальный протобиохимик. Он выделил соляную кислоту из желудочного сока, дал первые геологические описания мочевых и желчных камней, создал классификацию пищевых веществ на сахаристые, маслянистые и альбумозные, а также продвинул вперед теоретическую физику — ввел понятие «протил».
Поистине, это был провозвестник открытия протона и элементарных частиц, достойный того, чтобы протон назвали «праутоном»! Жаль, что свой клинический опыт терапии зоба йодатом калия Праут и Эллиотсон, как и Парри в аналогичной ситуации, опубликовали с большим опозданием и лишь по одному случаю (1834).

Современник Праута шотландский врач Эндрю Файф в 1815 г. обнаружил, что йод — действующее начало «ковентрийского лекарства», и опубликовал это в 1819 г..

А первый в истории применения йода массовый клинический эксперимент по йодотерапии с участием сотен пациентов провел в 1819–1820 гг. женевский врач Жан-Франсуа Куанде (1774–1834). Улучшения были более чем у половины больных. Однако у склонных к неизвестной тогда аллергии людей (именовавшихся «идиосинкрастиками») при продолжительном приеме даже средних доз йодидов наблюдались признаки так называемого йодизма: мучительные боли в области тройничного нерва, бессонница, сердцебиение, повышенная возбудимость, иногда — лихорадка, похудение, диспепсия, кожные сыпи.

Тяжелые случаи йодизма и так называемого йод-базедовизма (вызванного йодной нагрузкой избыточного высвобождения гормонов щитовидной железы) могли и могут быть очень опасны.

Так, уже одна из первых пациенток Ж.-Ф. Куанде, дама из высшего швейцарского общества, погибла «от нарушения дыхания» при явлениях, напоминающих современным врачам аллергический шок.
Куанде описал и осложнение йодотерапии, которое, скорее всего, было ятрогенным аутоиммунным тироидитом, хотя медицина того времени такой болезни еще не знала.

Но применение йода в медицине ширилось, так как даже до открытия микроорганизмов было оценено его благотворное антисептическое влияние. По инициативе самого основоположника французской фармакологии и патофизиологии Франсуа Мажанди (1783–1855) йод, уже в 1821 г., включили в национальную фармакопею.

Французский врач и химик Жан Гийом Огюст Люголь (1786–1851) предложил 3-% раствор йодида калия, до сих пор носящий его имя, для лечения чахотки. Раствор чахотку не излечивал, но оказался очень хорошим отхаркивающим средством.
Только через 150 лет после этого врачи, и по сей день применяющие раствор Люголя, узнали о том, что его отхаркивающее действие связано с угнетающим эффектом йода на выработку пендрина, что и ведет к разжижению слизи в бронхах.

Вскоре медики стали применять уже десятки йод-содержащих лекарств, а йод стал одним из наиболее популярных медикаментов.

йод и щитовидная железа

Множились, к сожалению, и случаи йодизма и других побочных эффектов йодотерапии. Современник Ж.-Ф. Куанде, еще земляк, женевский хирург Жан-Пьер Колладон (1769–1842), не случайно возвысил голос против «йодной моды», предупреждая о возможных негативных последствиях злоупотребления новым медикаментом. Франция в наполеоновскую эпоху стремилась активизировать свое присутствие в Латинской Америке. Это и привело многих французских ученых и специалистов в Колумбию, где еще ранее (1824) немецкий путешественник-энциклопедист Александр фон Гумбольдт (1769–1859) обнаружил в Андах массовый зоб у людей и даже животных, причем подметил, что размеры зоба уменьшаются у тех, кто переселился с гор на равнину. В Андах среди французских инженеров оказался и молодой Жан-Батист Буссиньоль (1802–1887), который впоследствии стал выдающимся агрохимиком, геологом и почвоведом, одним из создателей представлений о кругообороте азота в природе и азотистом балансе. Совместно с Куртуа Арманом Сегеном он в 1833–1834 гг. опробовал в Андах способ профилактики зоба морской солью с побережья и дал рекомендацию ввозить ее в горные районы, впрочем, не связывая это с йодом.

Однако уже за 2 года до этого бразильский врач и натуралист Франсишку Фрейре Алемау (1797–1874) предложил своему правительству государственную программу йодной профилактики зоба, но отцы нации упустили шанс опередить в этом вопросе Европу.

йод и щитовидная железа

Если вы нашли статью полезной, позвольте другим людям узнать о ней! Вы можете поделиться с помощью следующих кнопок:

Оставить комментарий